МАМИНО СЧАСТЬЕ.

Маргарита Суханкина

История встречи этих малышей со своей пусть не биологической, но от этого не менее родной мамой похожа на сказку. Певица МАРГАРИТА СУХАНКИНА увидела трехлетнего Сережу и двухлетнюю Леру в специальной рубрике программы “Пока все дома” и сразу же решила забрать ребятишек из Тюменского детдома.

В ПОИСКАХ СЧАСТЬЯ

В коллективе нашем стали активно появляться детки. И я поняла — хватит оттягивать. Хочу так, что хоть вешайся. Я вообще считаю, что женщина приходит в этот мир, чтобы быть мамой. А у меня потребность заботиться о ком-то была абсолютно не израсходована. При этом я понимала, что ребенка должна почувствовать, понять, что мой.
Так, собственно, и произошло. Увидела их с экрана один раз и поняла, что эти дети мои. Правда, изначально я хотела одного, а получилось, что они “неделимые”, брат с сестрой. Более того, сейчас я вообще не понимаю, как можно одного ребенка растить, это ж тоска смертная. Прежде всего, для ребенка. Детей минимум должно быть двое. А то и больше. Тогда они с детства учатся быть автономными. Особенно если разнополые. Они узнают, как мальчик должен относиться к девочке, а девочка — к мальчику. Кто кому что должен уступать, кто кого жалеть и как это все должно происходить. Не надо будет объяснять, у кого что в штанах — если дети все это знают с детства, любопытство уже удовлетворено.

Я ВСЕ УЖЕ РЕШИЛА!

И вот я приехала в Тюмень, сняла номер в гостинице, набила конфетами карманы и пошла знакомиться. Конечно, колотило накануне, но когда детей увидела, влюбилась бесконечно и захотела забрать сразу. Они меня все время за руки хватали, и мы шли куда-нибудь что-нибудь делать. На следующий день я пошла к заведующей озвучить решение. Она очень удивилась и посоветовала не торопиться, ведь есть еще десять дней подумать. А я ей: мне думать совершенно не о чем, я уже все решила.
Видимо, детям это передали. Когда я на второй день вошла в группу, они ко мне кинулись с криками: “Мама наша пришла, мама пришла!" Я, конечно, чуть в обморок не упала от счастья. И все: иначе как “мамой” больше они меня не называли. Забрать, правда, я смогла их только через Маргарита Суханкина два месяца. Столько заняло оформление необходимых документов. Меня сразу предупредили: “Мы не ожидали, что покажут детей по телевизору — и вы примчитесь. Нам надо еще раз пообщаться с родной мамой, может, она все-таки передумает, собрать соответствующие документы. Так что терпите и ждите”. Я спросила: а если она передумает? Мне в ответ: судя по тому, что дети здесь живут уже полгода и никто не навещал, не спрашивал, вряд ли...
Собственно, так и произошло. Их родная мать пришла в опеку и подмахнула документы. Но для меня ожидание было настоящим ужасом. К счастью, мы это все пережили, и я забрала детей.
Реакция окружающих была неоднозначная, многие говорили — зачем тебе это, живи для себя. Но я никогда не зависела от чужого мнения. У меня не было никаких сомнений. Для себя в какой-то момент уже настолько надоело жить! Пять шуб на себя не наденешь одновременно, на двух машинах сразу не поедешь и в пяти квартирах жить не будешь. Как мама сказала: “Ну и что, вот у тебя, квартира, машина, и кому ты будешь это все оставлять?”. Я как представила, что кто-то чужой после моего ухода начнет все это делить! Нет, пусть дети будут, пусть останется им.
Самое главное — я заручилась поддержкой родителей. Потому что принципиально не хотела ни нянек брать, ни посторонних помощников. Мне нужны были, учитывая специфику детей, именно родные люди рядом, в которых я уверена. И притирка была, действительно, тяжелой.
Дети плохо засыпали, боялись без света спать, вообще много разных страхов было. Поэтому я сидела у одного ребенка, а бабушка, моя мама, — у другого. И за руки их держали, потому что руки у них все время бродили. Неврозы были. Сережа в принципе эмоциональный мальчик. А тогда по любому поводу — слезы, истерики. Дети боялись даже из дома выходить. Спрашивали: мама, а ты нас никому не отдашь? Слова: “Пожалуйста, не отдавай нас, мы тебя очень любим!” — постоянно звучали.

Маргарита Суханкина

НЕ ОТДАВАЙ НАС НИКОМУ

Был случай, когда мы в первый раз полетели отдыхать в Сочи. Заселились в номер. Приходит горничная в форменной одежде — курточка и брючки салатового цвета. Застелила постели и говорит: “Располагайтесь, думаю, детям здесь будет хорошо”. И ушла. А дети подняли ужасный рев. Я думала, что что-то случилось. А потом вспомнила, что у воспитательниц в детском доме были такие же салатовые костюмы. И дети решили, что я привезла их просто, чтобы оставить. Сначала кричали: “Мама, поехали домой, мы не хотим здесь оставаться, хотим обратно к бабе, к деде!” Мы, естественно, начали им сразу названивать. И бабушка с дедушкой детей немного успокоили, сказали, что любят, скучают, давайте отдыхайте, а потом возвращайтесь. А мне пришлось объяснять: мы же не можем на пляже ночевать, нужно где-то жить, и временно мы побудем в этой гостинице.
У меня долго в голове пульсировало: генетика... и неизвестно что может произойти. Но я эти страхи задавила. Решила, что все будет хорошо. Потому что чего мы боимся, то и получаем в итоге. Я пришла к выводу, что надо действовать. Генетика генетикой, но большую часть жизни мы создаем собственными руками. Да, какие-то вещи переходят. Естественно, нормальные люди детей не оставляют. Естественно, здесь либо алкоголики, либо что-то еще. Но алкоголизм — заболевание, поэтому я слежу, чтобы дети как можно позже узнали, что такое алкоголь. И даю им понять, что можно, а что нельзя.
И главное — надо очень много говорить. Я человек немногословный и никогда так много не разговаривала, как сейчас. Дети маленькие, но мы говорим на самые разные, в том числе взрослые, темы, и они все понимают. Потому что лучше я объясню, чем во дворе. Они же повторяют все за всеми. И я хочу, чтобы по максимуму они повторяли положительное. Все в первую очередь от нас зависит и от среды, в которой растут дети. От того, что мы вкладываем в их головки, пока они маленькие. От того, как взрослые себя ведут, как общаются, реагируют, шутят или наоборот.
Еще я чуть не поседела, когда через несколько месяцев вдруг появились биологические родители Леры и Сережи. Это была провокация. Какие-то дальние родственники узнали, кто усыновил, и стали звонить на телевидение. А журналисты раздули из мухи слона.
На самом деле никто никому не был нужен. Потому что после того, как нашли этих, так называемых, родителей, привезли на съемки и прочее, я потом звонила в местную опеку, узнавала: приходил ли кто, требовал ли что. Мне ответили: да какое там, они вернулись, перепились и опять исчезли. Но для меня это был просто кошмар. Не хочу даже вспоминать. Слава Богу, мы живем за городом и до нас добраться достаточно сложно. Поэтому я была спокойна, что никто не пролезет и детям вреда не нанесет.
На сегодня все настолько резко поменялось, что они забыли о прошлом. Конечно, перед школой, куда Сережа идет на следующий год, поговорю с ним Маргарита Суханкина — мало ли что. И сейчас уже есть ощущение, что я научилась их чувствовать и понимать, у нас очень хороший контакт. И есть договоренность: что бы ни случилось, мы все друг другу рассказываем, всем делимся.

ВЫ ТОЛЬКО МОИ!

Чуть больше полугода уже не звучат вопросы — не собираюсь ли я их отдать... Посадила их как-то перед собой и сказала: никому никогда ни за какие блага я вас не отдам. До конца моих дней вы будете со мной, поняли?
Раньше Сережа мог Леру и толкнуть, и пнуть, и всегда это была Лерка. Сейчас — только Лерочка, Леруся. Никто из детей не ревнует, хотя я этого боялась. Знают, что меня хватает на обоих. Я и всем своим знакомым и друзьям говорю: что-то одно мне для ребенка и не дарите, у меня двое детей. И сама всегда несу два подарка. Самое интересное, что дети и сами все время мне подарки делают. С прогулок приходят с букетами, зимой — с ветками и шишками.
Лера у нас уникальная. Она Сережу обожает, всегда ему все уступит и отдаст. Я даже его стыжу немножко — ты мужчина, должен Леру оберегать, а наоборот получается. Мое счастье — общаться с детьми. Леру мы отдали заниматься хореографией. Когда она приходит с занятий, у нас дома непременно танцы. Дети концерты устраивают. Сережа ее объявляет, а мы садимся, аплодируем. Все успеваем и со всем справляемся! Я считаю, что главное — здоровье и мозги, а с остальным дети сами разберутся.
Недавно компания Reima предложила мне участвовать в отправке комплектов зимней детской одежды в тот самый детдом в Тюмени. И я обрадовалась, хорошо знаю, как нужна такая помощь. В Тюмени такие дети! Я бы всех забрала. Когда я увидела их в новой, теплой и красивой одежде, машут руками, просто расплакалась.
Для счастья ведь много не надо — мирное небо над головой, тепло, благополучие, чтобы все здоровы и живы были — элементарные вещи. Когда так происходит, и я вижу, что улыбаются и дети мои, и родители, я абсолютно счастлива!

 

"Добрые советы", апрель 2015.

Вернуться к разделу "ПРЕССА".

Интересная информация? Поделись ей с друзьями!
Rambler's Top100